Трезвость – ещё не выздоровление

Недавно я занялся изнурительным упражнением – перечитывал кучу тетрадей со своими старыми записями, воспоминаниями и инвентаризациями с момента, когда я только пришёл в Программу – более тринадцати лет назад. Этот материал так сильно задел меня, что я решил внимательно его рассмотреть и задался вопросом, что он говорит обо мне. Я был потрясён. Только представьте себе – всё это было написано после того, как я вступил в Программу.

Во-первых, я не могу поверить, насколько я был одержим самим собой. Я почти всегда думал и писал о себе: моей работе, моей карьере, моём браке, моих проблемах, моей сексуальной жизни. Не удивительно, что у меня было так много внутренних конфликтов и боли, я был целиком заполнен самим собой! Когда смотришь издалека, это всё становится очевидным – как если бы вы читали рассказ о ком-то другом. Я также увидел свой самообман и слепоту – вначале их было много, постепенно они уменьшились.

Как медленно идёт выздоровление, и как медленно работает Программа, даже когда мы работаем по ней. Как говорится, два шага вперед и один шаг назад. Было волнительно и больно видеть, что те записи открывали обо мне, но я также видел, как Бог действовал через всё это, вызывая желания и поступки, угодные Ему. Вместо разложения, столь очевидного в предшествующие годы, стала проявляться соединяющая сила, и наконец-то в моей жизни появилось направление – правильное направление. Какая изумительная благодать! Я хочу немного поделиться своим открытием о том, что такое выздоровление и что ему препятствует. Трезвость (в узком смысле) и выздоровление – это две разные вещи.

Самое большое потрясение было, когда я увидел свои старые установки о сексе в браке. В течение первых двух с половиной лет в Программе я всё ещё думал, что секс с моей женой поможет мне остаться трезвым, и если мы просто будем больше заниматься сексом, все те омерзительные (и в то же время лакомые) старые воспоминания перестанут возвращаться снова и снова! Это самый яркий пример того, как секс с женой не давал мне выздоравливать. Сначала я привнёс в него похоть и затем, когда я от неё отказался, осталась привычка заниматься с ней сексом. Сделанные в то время записи привели меня к выводу, что я был зависим от секса в период трезвости! Как такое возможно? Очень просто: у меня должен быть секс. Речь не про природную потребность, а про “у меня есть право на секс”. Такая установка опасна для любого зависимого, и когда сексоголик говорит, что у него должен быть секс, будьте начеку.

Следующее, что поразило меня в исследовании моего прошлого – как сильно и глубоко въелась похоть в мою жизнь, прикрываясь разными масками. (Конечно, издалека это увидеть легче, вот почему нам нужны собрания и сообщество с хорошей трезвостью и выздоровлением). С самого первого дня моей трезвости я вступал в единоборство с похотью в самых различных формах, даже когда не распознавал её как похоть. Например, я недоумевал, почему меня искушали образы во время секса с женой или после каких-то других действий. Как оказалось, я просто не замечал, что эти проблемы вызваны моим заигрыванием с искушениями, моим общением с людьми, ведущими беспорядочную сексуальную жизнь, особенно на собраниях других Двенадцати Шаговых Программ. Почему меня ещё тянуло к этим легкодоступным токсичным изображениям на экране?

С того времени два важных момента обеспечили мне победу над похотью. Во-первых, я позволил сексу стать необязательным вместо необходимого. (Я отказался от требования и права иметь секс в браке.) Для этого потребовались действия, это не произошло сразу. Понадобилось много работы по Шагам, с Первого по Двенадцатый, и много времени. Методом проб и ошибок я узнал, что можно жить без секса, а затем – что секс скрывал глубокую патологию во мне и в браке, которую могло раскрыть только воздержание.

В последующие годы по тем или иным причинам у меня стало получаться периодами воздерживаться от секса в браке. Я постепенно убедился, стал ценить и доверять тому, чтобы отпустить навсегда любое требование или ожидание секса и привязанности – по этой дороге радостных открытий я иду до сих пор. При таком отношении секс стал простым и естественным, он перестал быть чем-то важным, стал необязательным. Так пришла новая свобода – и в браке, и в возрастающей победе над похотью.

Второе, что принесло мне ещё бо́льшую победу над похотью, – это несение вести в моей работе по Двенадцатому Шагу. Я обнаружил нечто удивительное: в моих дневниках поворотный момент в борьбе с похотью, фантазиями, страстными влюблённостями, потенциальными новыми партнёрами наступил в конце 1978 – начале 1979 (три года моей трезвости), когда я прекратил думать, мечтать и молиться о несении вести о выздоровлении тем, кто всё ещё страдает, и начал предпринимать конкретные действия. Когда я погрузился в серьёзную работу по Двенадцатому Шагу, похоть перестала быть проблемой. Я всё ещё тормозил выздоровление, пока Двенадцатый Шаг не стал реальностью в моей жизни. У меня есть ощущение, что выздоровления в одиночку не существует.

26 января 1988, испр. 1/90

Эта и две последующие статьи впервые были изданы как одна статья в ноябрьском выпуске издания «Эссей» за 1987 год под названием: «Трезвость или выздоровление? Синдром ложного выздоровления».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

12 + шесть =

Scroll Up