Иди пешком, не беги

 

Нелегко будет написать эту инвентаризацию. Про то, что я не препоручил и за что ещё цепляюсь. Вчера обстоятельства снова навалились на меня. Я сберёг весь свой отпуск и личные отгулы на работе, чтобы растянуть новогодние выходные на две недели, провести их в уединении и поработать над важным, как мне казалось, произведением. Но так случилось, что в это время вступал в должность новый руководитель. К тому же домик, на который я рассчитывал, был недоступен, а я всё ещё выздоравливал после борьбы с вирусами, бактериями и всем тем, что вызвал гайморит. Я обнаружил, что любой звонок, вопрос, решение выбивают меня из колеи – я попал в западню. Я разваливался на части. Вы знаете это состояние, когда всё вызывает безумный стресс. Со всех сторон на вас давят. Эмоциональная клаустрофобия. Короче, я уже был готов погрузиться в жалость к себе и прибегнуть к старой модели поведения – пуститься в бегство. Само-жалость не произвела впечатления ни на мою жену, ни на нового руководителя, так что единственным, что оставалось, естественно, было бегство. Я должен был просто «уносить оттуда ноги»! Я должен был спасаться бегством.

Я уделил время тому, чтобы помолиться о духовном руководстве, и в самом деле подумал, что поездка в пустыню разрешит всё. Я побыстрее уложил вещи в машину и выехал. Когда мне нужно было остановиться и перекусить, я доехал только до Мохаве и понял, что не увижу весь пейзаж по пути, если попытаюсь успеть доехать до Долины Смерти за ночь. Однако в моём подсознании было бегство, а не вдохновение пустыни, так что я быстро нашёл единственный в радиусе 40 километров кинотеатр и уселся там, чтобы отупеть – с нездоровой едой и всё такое. Я всё ждал, когда же настрой фильма поменяется, и мне не придётся постоянно закрывать глаза, но всё становилось только хуже, так что я убежал и оттуда. Я должен был сбежать от бегства ради моего же собственного блага!

К тому времени мне уже нужен был ночлег, и я направился на его поиски. Но природа и состояние моего духа – чувство вины, страх, реакция на фильм (я всегда реагирую на фильмы!), не говоря уже о нездоровой пище, которую я впустил одновременно в тело и душу – будто сговорились, и я почувствовал внезапный спазм в животе. Мне нужно было срочно найти уборную – но её нигде не было! Я не нашёл туалет вовремя, и впервые за всё время, начиная с моего первого дня в детском саду, случилось немыслимое! Теперь я действительно попал в переделку, с которой не мог справиться! И я чувствовал себя очень плохо. После нескольких минут замешательства и поспешного переодевания на холоде, я был очень рад только одному – сбежать обратно домой. (Каждому следует пройти через это, по меньшей мере, однажды – поистине отрезвляющий опыт. Не говорите мне про силу воли – вы узнаете, насколько вы бессильны…).

На пути домой по пустынному шоссе 395 у меня было много времени, чтобы поразмышлять над тем, что случилось. Бегство, даже «невинное бегство» больше не работает для меня. Что бы я ни делал, я должен оставаться в реальности. Когда та эмоциональная клаустрофобия ударила мне в голову, мне следовало поступить с ней точно так же, как с похотью, негодованием или приступом страха. Мне следовало остановиться, посмотреть и прислушаться, чтобы распознать, где была неправда в моём отношении. Затем мне следовало изменить своё отношение к нахлынувшему на меня чувству и найти единственное надежное Лекарство, которое всегда работает – сдаться Богу. Я мог «избежать» нужды в бегстве, просто найдя себе тихое место. «Выйти из положения» вовсе не означает уехать на край земли или уйти в ложный мир фантазий, можно найти защиту у Того, кто приносит истинный мир и ясность. Можно просто спокойно пообщаться с кем-нибудь. Странно, как только моё отношение изменилось, я был способен сделать это.

Полученный опыт помог мне усвоить, что каждый раз при бегстве я открываю свою душу для духовного загрязнения. Несколько лет назад я прекратил смотреть телевизор по принципу «только сегодня», и до сих пор я борюсь с тем, чтобы не злоупотреблять фильмами. Множество раз я делал инвентаризации по поводу просмотра фильмов, подобные этой, и они ясно давали мне понять, что я не могу совладать с фильмами. Это не связано с их содержанием, хотя содержание, очевидно, является неким фактором. Я не могу совладать с ними просто из-за того состояния, в котором я нахожусь. Я использую их для бегства! И бегство становится слишком токсичным для меня, потому что моя связь с Богом оказывается разорванной. Я становлюсь одержимым персонажами, своим отношением к чему-либо, атмосферой или образами, которые непременно исключают Бога! Не спрашивайте меня почему, я не могу сказать вам в чём причина. Я просто знаю, что это правда для меня, и, тем не менее, я всё ещё хочу ухватиться за это «единственное» средство «невинного» бегства!

(Первый Шаг по поводу фильмов – ну что, кто готов?)

Боже, помоги мне увидеть, что я могу выйти из этих чувств, даже если они кажутся такими разрушительными. Помоги мне увидеть, что я не должен убегать от них. Очисти меня от моей «похоти глаз», чтобы я мог найти своё успокоение в Тебе, ибо тот факт, что Ты есть, является моим прибежищем и силой.

Январь 1987, испр. 1/90

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × 5 =

Scroll Up