Алчность — идолопоклонническая связь

konvent

Недавно я провёл несколько дней в домике на моей любимой базе отдыха на озере в попытках что-нибудь написать. Я взял с собой целую уйму книг и засел там, предполагая, что смогу много сделать, потому что у меня уже был такой опыт в уединённом домике на севере в этом году. Но атмосфера этого места был другой, она создавала настроение, типичное для курорта. Я нуждался в собрании и в тот же вечер нашёл группу АА прямо рядом с озером.

Когда я вошёл в комнату, там уже сидели пять незнакомых мне человек. Я направился к свободному стулу, и молодая женщина с противоположной стороны стола посмотрела мне прямо в лицо и вся засветилась, расплылась в огромной приветственной улыбке и явно желала установить со мной контакт. Я как сексуальный пьяница сразу почувствовал характерную слабость к той улыбке: когда мой сексоголизм хочет сдаться перед такой улыбкой, дать себе послабление и улыбнуться в ответ на той же волне. Но я опустил глаза и не вступил в контакт – невероятная победа для меня. Я заметил, что довольно быстро та молодая женщина переключилась на что-то своё, перестала пытаться завязать общение со мной, и собрание началось. (Мораль: наилучший способ отключить чей-нибудь радар – это не посылать никаких сигналов в ответ! Удивительно, как это работает!).

После того, как ведущий высказался, первой поделилась проблемой женщина, трезвая от алкоголя в течение нескольких лет. Она сказала, что сейчас находится перед выбором: либо суицид, либо выпивка – потому что недавно рассталась со своим возлюбленным, и так происходило всегда в её жизни. Я стал высказываться вслед за ней, обозначив себя сначала как алкоголик. Затем я рассказал свою историю болезненного пристрастия к отношениям, раскрыл мою принадлежность к Анонимным Сексоголикам, описал свою историю употребления похоти в её различных формах. Я ощущал, как они внимали каждому моему слову.

Угадайте, кто стал высказываться следующим – ну, конечно, та самая молодая женщина с улыбкой. Она призналась, что в моём рассказе она всецело узнала себя, и затем она раскрылась в честном и болезненном рассказе о своих проблемах. Всё собрание превратилось скорее в собрание АС, чем АА, и позже она попросила брошюру АС. Мы все разошлись, каждый в свою сторону, чтобы, вероятно, никогда больше не встретиться снова. Я отправился спать с чувством благодарности, что Бог сохранил меня трезвым от моей похоти. Благодарный и радостный, что я был способен отдать, вместо того, чтобы взять. Но это было только началом событий. Следующие два дня были совсем другими!

Я обнаружил, что эта чудесная улыбка возвращается в моё сознание и приглашает меня снова и снова. Затем я поймал себя на том, как воображаю, что встречаюсь с этой молодой женщиной на следующем собрании, и мы планируем, как нам хорошо провести время вместе. Или как мы отправляемся в кафе перекусить после собрания, и как приятно чувствовать себя вместе с ней. Затем я представил, как танцую с ней в танцевальном павильоне на противоположной стороне улицы. Поскольку секс не присутствовал в этих воображаемых сценах, я и не подумал, что испытываю похоть. Несмотря на это, я всё-таки рассмотрел и распознал каждое из этих переживаний как искушения и сдавал их каждый раз. Снова и снова, раз за разом. Но вот что начало меня беспокоить: они не только не уходили, они усиливались! Мне неохотно пришлось признать, что я одержим этой персоной.

“Что происходит?”, – я задал себе вопрос и приступил к небольшой инвентаризации по данной ситуации. Если это не похоть, то что это за чувство, которое я так хотел насытить – то чувство, которое искушало меня? Я пришёл к выводу, что я хотел стать одним целым с этой улыбкой – завладеть ею. Завладеть этим человеком. Я бы так описал это чувство: «С тобой мне хорошо, с тобой я счастлив, в тебе есть всё, в чём я нуждаюсь или буду нуждаться. Ты восполнишь то, чего мне недостаёт, с тобой я стану полноценным. Я хочу тебя. Улыбнись мне снова и позволь мне потерять себя в твоей улыбке». Итак, на первый взгляд, разве всё это не естественные чувства между мальчиками и девочками? И что такого неправильного в том, что я поддаюсь им и питаю их?

Рассказывая об этом на собрании Анонимных Сексоголиков, я пытался подобрать точное слово, чтобы описать это. “Оно не имеет ничего общего с желанием секса”, – сказал я, – «но это точно так же убийственно для меня. Что же это за слово?». Днём-двумя позже я читал послание Апостола Павла, и слова буквально сошли на меня со страницы. «Алчность, которая есть идолопоклонство».Вот что это было – алчность! «Я ХОЧУ!» Очередное требование моего эго, точно такое же, как похоть. У меня уже есть жена, но я хочу другую женщину. Есть у меня жена или нет, сейчас я понимаю, что представляет собой такого рода прихоть. Когда я делаю кого-либо светом моей жизни, я исключаю Бога. Человек занимает место Бога – вот почему это идолопоклонство.

Власть, которую эта алчность имеет надо мной, более тонкая, чем у грубой похоти или сексуального употребления. Она лежит в са́мой сердцевине духовной связи. Я соприкасаюсь с той улыбкой в той же области, в которой происходит соприкосновение между мной и Человеком, между мной и Богом. Эта область моего сердца в са́мой глубине моего существа, где происходит связь между душами. Сила этой связи огромна, ведь здесь я имею дело со связью с Богом. Существует только одна единственная связь, которая удовлетворяет мою духовную жажду. Если я отправляюсь к любому другому источнику, чтобы утолить эту жажду, то совершаю идолопоклонство, создаю неправильную связь, отождествляюсь с фальшивым богом – богом, которого я сам себе сотворил. И тогда я снова превращаю реальность в нечто, что соответствовало бы моей прихоти.

Говорят, что «дорога сужается». Да. В ранней трезвости всё, что я мог видеть – это физический аспект похоти, и её преодоление – непрерывное чудо. Но постепенное раскрытие моего внутреннего духовного состояния открывает глубины, которые я не мог себе представить. Там уже всё по-другому: или всё, или ничего!  (Мне трудно смотреть фильм или телевизионную передачу без того, чтобы не желать соединиться и стать одним целым со всякой привлекательной улыбкой или известной персоной). Здесь действует принцип: ни один человек не может служить двум господам.

Чем глубже я осознаю своё бессилие перед духовной частью своего сексоголизма, тем сильнее я нуждаюсь в Боге. Мне нужен Бог, который не только избавляет от искушения, но «который насыщает душу жаждущую  и душу алчущую исполняет благами». Я нуждаюсь в Боге, который может разрешить дилемму моего сексоголизма: я нахожусь в изоляции, поэтому моя болезнь требует, чтобы я соединился, обладал, был кем-то наполнен. Мне нужен Бог, с которым я могу быть единым внутри себя. У меня нет выбора. Либо я соединяюсь с Его личным присутствием, либо мне придётся заполнить себя каким-либо суррогатным присутствием. Моя душа не выносит пустоты!

Вот как это работает. Чем больше я вижу свою повреждённую природу, тем больше моя нужда. Чем больше моя нужда, тем больше я ищу Его присутствия и тем больше я получаю от Его изобилия – благодать на благодать. Бог приходит ко мне через мои недостатки каждый раз, когда я готов их увидеть и отказаться от них. Источник моей жизни! Вот чего я на самом деле искал во всех тех “улыбках, обещающих жизнь”. Как такое возможно, что я, сексуально-похотливый наркоман, болезненно пристрастившийся к лживым связям, смог познать Бога, который пребывает с теми, кто «смирён и сокрушен духом»? Благодарю Бога за Его несказа́нный дар!                 

Январь 1987, испр. 01.1990 г.

Анонимные Сексоголики